В Дагестане начали использовать сельхозтехнику, не имеющую аналогов на Северном Кавказе

Закрытое акционерное общество «Дарада-Мурада» Гергебильского района Дагестана является одним из крупных животноводческих хозяйств республики, где применяются современные технологии ведения сельского хозяйства. Последним приобретением предприятия стала машина по заготовке сенажа, аналогов которой нет на Северном Кавказе.

УСМ-1

О том, как в рыночных условиях развивается хозяйство, и о том, как модернизируется предприятие, какова помощь государства в этом, мы беседуем с ее директором Рамазаном Магомедовичем Мирзаевым.

– Рамазан Магомедович, расскажите коротко о Вашем хозяйстве, какие главные направления и каковы приоритеты развития?

– Когда я пришел к руководству ЗАО «Дарада-Мурада», предприятие было банкротом. Можно сказать, я все начал с нуля. Главным направлением у нас является животноводство. Общее количество поголовья КРС составляет 1500 голов, из которых около 600 дойных коров, около 5 тысяч голов мелкого рогатого скота. Одновременно одним из направлений деятельности является растениеводство, нацеленное на производство люцернового сена, сенажа, соломы и зернофуража в объемах, достаточных для содержания скота. Параллельно мы развиваем прудовое хозяйство на площади 103 га, где выращиваем такие виды рыб, как карп, толстолобик, белый амур и др. Что касается приоритетов, то это в первую очередь модернизация, переработка и выпуск экологически чистой продукции.

– Выгодно ли сегодня заниматься сельским хозяйством и что нужно делать, чтобы хозяйство развивалось и было рентабельным?

– В последнее время часто стали говорить об увеличении продукции животноводства, молока, мяса, однако возникает вопрос: «За счет чего и каким образом это делать?».

Во-первых, производитель должен видеть в этом деле, в первую очередь, свою выгоду. Если он видит, что молоко производить невыгодно, его никто не заставит это делать. Чтобы увеличить надои молока, необходимо полноценное кормление коров, а это качественные корма, которые нужно заготавливать. Для этого в рыночных условиях нужен рыночный подход. Обращая на это внимание, я пришел к выводу, что мы много теряем, к примеру, на заготовке сенажа старым способом, когда его закладываем в ямы, где потери составляют около 30%.

Стал интересоваться в Интернете, какие имеются современные методы хранения сенажа, и наткнулся на оборудование, которое мы приобрели недавно. Это УСМ-1 – так называемый «сенажный рукав». Здесь в 2-3 раза затраты меньше, чем при наземном сооружении для сенажа, потери очень незначительные, и в зимний период ты практически кормишь поголовье зеленой травой. Это уникальная машина. В Европе ее успешно применяют в последнее 20 лет. И сейчас эта техника дошла до нас. Как нам сказали белорусские специалисты, которые через ОАО «Дагагроснаб» поставили нам данную машину, они ее установили только в трех регионах России, а на Северном Кавказе, нет аналогов. У нас это пилотный вариант. Использование таких современных сельхозмашин и новых технологий будет способствовать рентабельности предприятий.

– На каких условиях Вы приобрели данную технику и какова ее цена?

– Конечно, немаловажное значение для нас имеет цена и окупаемость данной техники. В этом деле нам на помощь приходит государство. Есть несколько вариантов поддержки – как субсидирование половины затрат на приобретаемую технику, есть вариант взять в лизинг на 5 лет. Пока еще не определили, по какой форме оформить данную технику, но думаю, мы найдем приемлемый вариант. А обошлась она нам в несколько миллионов рублей. Хочу отметить, что хозяйство только за последние два года купило комбайн, десяток тракторов и грузовиков, а также другой сельскохозяйственной техники.

– Как Вы намерены работать в условиях ВТО? И сможете ли конкурировать с европейскими производителями?

– Если государственная поддержка сельского хозяйства останется на нынешнем уровне, то думаю, не только мы, но и большинство сельхозтоваропроизводителей страны окажутся неконкурентоспособными. Те 5,4 млрд долларов, которые сегодня государством направляются в эту отрасль, недостаточны, если учитывать, что по обязательствам вступления в ВТО мы должны вкладывать в АПК до 9 млрд долларов ежегодно. Я присутствовал на совещании, которое проходило в Пятигорске, где принимали участие председатель Совета Федерации ФС РФ Валентина Матвиенко и министр сельского хозяйства Николай Федоров. В их выступлениях было отмечено, что разрабатывается много программ, направленных на развитие сельского хозяйства. Мы, аграрии, в своих выступлениях им говорили: вы программы разрабатываете, а бюджет остается тот же самый. Получается, где-то урезаем и направляем на новую программу. Мы предложили разрабатывать точечные программы и обеспечить их финансированием. С чем они согласили и обещали доложить правительству и Президенту России.

Мы сегодня вступаем в ВТО после разрухи 90-х годов. Только начали поднимать сельское хозяйство и вновь вступаем в тяжелые условия ВТО, где нам придется конкурировать с мировыми державами, где веками занимаются сельским хозяйством и у которых современные техника и технология ведения хозяйства. Тот срок, который нам отведен до 2016 года, т.е. переходной период вступления в ВТО, нужно использовать с пользой, чтобы потом мы могли конкурировать с европейцами на равных. Хочу отметить, что при вступлении в ВТО США списала все долги своим сельхозпредприятиям, так как посчитали что вступление в ВТО очень серьезный шаг для американских фермеров. Думаю, нашему государству также необходимо идти на такой шаг, чтобы мы тоже могли безболезненно войти в эту организацию.

– Как обстоит дело в Вашем хозяйстве с переработкой и реализацией животноводческой продукции?

– Во времена Советского Союза не было проблем у колхозов и совхозов по реализации производимой продукции, так как была плановая экономика, где само государство закупало продукцию у сельхозтоваропроизводителей. В рыночных условиях этого нет, и мы сегодня сталкиваемся с этой проблемой. Естественно, мы ищем пути выхода из положения. У нас на стадии завершения находится цех по переработке молока – 5 тонн в смену, также, если программа субсидирования по линии минсельхоза позволит, планируем закупить оборудование для цеха по переработке мяса. Помещение для этого готово. В Махачкале нами построен магазин, где реализуется наша продукция. Неплохо мы участвуем в проводимых тендерах, где часто выигрываем у своих конкурентов в силу низких цен. Мы поставляем продукцию в Каспийскую городскую больницу, учреждения по городам Кизилюрту и Махачкале. Молоко у нас также покупает Махачкалинский гормолзавод.

– Вы говорили о поддержке государства. Сегодня по линии Россельхозбанка выдаются кредиты, по линии минсельхоза идет субсидирование, что для Вас выгодно?

– Кредиты – это не помощь, а кабала для нас, так как ежемесячно по ним нужно платить проценты, а размер между ставкой субсидирования и процент за пользование кредитом доходит до 7%. К примеру, в 2006 году было 0%, т.е. полное субсидирование процентной ставки по кредитам. Хочу отметить, что условия кредитования изменились в худшую сторону для производителя. Мы брали кредиты для строительства ферм, которые вы видели. От того, что я их построил, деньги не идут. Такие кредиты нужно давать на 15-20 лет. Россельхозбанк нам никогда не отказывал в представлении кредитов. Однако мы соизмеряем свои возможности и стараемся минимизировать кредитное бремя. Что касается минсельхозпрода РД, то да – они нам оказывают достаточно серьезную помощь. На все наши инициативы они откликаются. Учитывая, что наше хозяйство племенное – как по КРС, так и по МРС, мы у них находимся в приоритетах. В том числе за счет той поддержки, которую получаем по линии минсельхозпрода, мы и добиваемся успехов и неплохо развиваемся.

Источник:  РИА «Дагестан»